путешествие,отдых,активный отдых,рыба, рыболов,рыбалка,ловить рыбу,рыбная ловля

Путешествие это планировалось совершенно не так, как вcе потом получилось. Изначально я собирался активно отдохнуть в третьей декаде июля в Мартовском заливе на Печенежском водохранилище под Харьковом, справить там свой День рождения, а заодно половить щуку с окунем, который там обычно бывает достаточно приличных размеров. Но, по независящим от меня обстоятельствам, поездку пришлось перенести на пару недель, а вот о месте, куда мы, собственно, приехали, я расскажу чуть позже. Впрочем, на многих наших водохранилищах или в поймах больших рек имеется немало подобных мест, так что некоторые общие закономерности для них могут оказаться вам кстати.

Вначале, по причине отсутствия у меня транспортного средства, пришлось долго подыскивать «лошадного» товарища, который бы согласился доставить меня с женой к месту предстоящего активного отдыха. Наконец подходящий человек нашелся, но возникло несколько проблем. Во-первых, он никогда не бывал в тех местах, так как рыболовом не являлся, и по этой причине дороги не знал. Во-вторых, мог отвезти меня только вечером после работы. В-третьих, наиболее удобную дорогу я сам видел всего раз, да и то днем и на обратном пути.

Ну да ладно, дух авантюры мне был присущ всегда, поэтому отправляться на рыбалку решили незамедлительно. Товарищ заехал в начале седьмого вечера, мы погрузили свои многочисленные пожитки в его автомобиль и отправились в путь.

К Мартовой подъехали уже в сумерках, а в лесу стало и вовсе темно, хоть глаз выколи. Короче, блудил наш экипаж по ночным лесным дорогам, пока, наконец, не выскочили к какому-то плохонькому выходу к водохранилищу, причем, в каком именно его месте — совершенно непонятно. Но мы были рады уже и этому.

Отпустив водителя с пожеланием, если не найдет обратную дорогу - возвращаться ночевать к нам, мы, наскоро перекусив зажаренным на решетке полусырым мясом, устроились на долгожданный ночлег: я — на надутой перевернутой лодке, жена —на каримате, разложенном просто на земле, завернувшись в спальные мешки.Через час пошел мелкий моросящий дождь, что спокойному сну как-то не способствовало. Вот так, изрядно промокнув, мы дождались сумрачного и довольно прохладного утра.

Утром мы смогли констатировать, что место вынужденного ночлега для отдыха явно не приспособлено, выход к воде чересчур узок и совершенно неудобен, скорее всего, он был проложен браконьерами, да и вообще все как-то плохо и неуютно. Кроме всего прочего, я так и не смог определить, где же мы, собственно, находимся. В целях рекогносцировки я уселся в лодку и отправился изучать водные окрестности, находясь в убеждении, что до места нашей обычной стоянки мы так и не доехали.

Пройдя некоторое расстояние, увидел издали какой-то достаточно удобный пляж, сильно напоминающий наше излюбленное место, на котором, к сожалению, уже пребывало несколько развеселых компаний на трех или четырех моторных лодках. Находиться на лоне природы в толпе людей мне не хотелось, но чуть ближе к месту нашей временной стоянки в небольшом закуточке обнаружилась достаточно привлекательная бухточка, в которую я и решил переправить жену с вещами.

С трудом найдя узенький выход к воде возле места нашего ночлега, я предстал перед дилеммой — или отвозить пожитки за два раза, или погрузить все имущество вместе с супругой в лодку и тащить все это на веревочке вплавь, благо, глубина в основном была не более чем по грудь. Конечно, залазить в сумрачно - холодную воду не хотелось, но еще меньше хотелось плавать туда-сюда два раза: слишком уж много оказалось вещей, набранной заранее питьевой воды и провизии.

Спустя минут сорок игры в бурлака на Печенегах мы, наконец, высадились на берег, где, расставив палатку, смогли просушить промокшие от ночного дождя вещи и спальные мешки. Водный переход был омрачен одним весьма неприятным событием. А именно, когда я тащил на веревочке лодку, нагруженную вещами и супругой, к нам неожиданно подскочили на ПВХ - лодке два индивидуума, убежденных, что мы таким нестандартным способом воруем рыбу из их сеток. Мало того, они осмелились заглядывать к нам в лодку, проверяя, не скрываем ли мы их «законную добычу». Слава Богу, отделались от них быстро.

Наше новое пристанище для отдыха мне понравилось, было оно достаточно ухоженным, имелся столик с остатками навеса, на дереве прибита какая-то иконка и табличка с надписью приблизительно такого содержания: «Можешь переночевать, но надолго не задерживайся». Мы и решили пока что переночевать, отдохнуть и просушиться, чем и занялись, перед сном отведав на этот раз уже замечательно поджаренного вкуснейшего мяска.

 


 Как я путешествовал.  День второй

Следующее утро порадовало солнцем, жарой и безветрием. Мы уже начали радоваться хорошо выбранному месту и предстоящему отдыху, как неожиданно явились люди, назвавшиеся хозяевами вышеуказанного местечка. Наше присутствие их сразу как-то огорчило, несмотря на то, что у нас все было чистенько - аккуратненько, даже столом их мы не пользовались, разложив свой раскладной.

Ссориться и портить настроение совершенно не хотелось, поэтому решили переместиться куда-нибудь еще. Хорошо хоть эти люди подсказали, куда можно приткнуться, а мужчина оказался столь любезен, что увидев количество вещей и сопоставив его с размерами нашей лодки, даже помог нам переехать на своем железном баркасе. Нежелание делить с нами место он пояснял тем, что к нему должно съехаться множество друзей на выходные, но никто так и не приехал.

Так или иначе, мы очутились опять на новом месте, третьем по счету.Стоянка находилась в сосняке, поблизости от множества разнокалиберных болот, по каковой причине даже в полдень была насыщена достаточной прохладой. Вокруг пели соловьи, сновали разнообразные лесные и речные пташки, а вечерние комары не особо одолевали своим присутствием, выходя на «кровавую охоту» часов около девяти вечера и уже к десяти ее заканчивая. Правда, выход к воде сильно зарос роголистником, и зайти в воду окунуться было несколько проблематично, но с этим приходилось мириться.

В течение дня мы обустраивали быт, а к вечеру я решил выйти на воду, чтобы наконец определиться, где же мы, собственно, находимся. Выйдя из достаточно большого рукава залива на «большую воду», я и определился. Увиденное повергло меня в легкий шок — добираясь ночью на наше место, мы совершили такой себе объездик, километров, наверное, на сорок по суше, а по воде ушли километров на двенадцать дальше, чем нужно. Таким образом, мы оказались в шхерах — месте, о котором я раньше довольно часто слышал, видел его на карте, но никогда не посещал по причине того, что на автомобиле сюда добраться невозможно, а лодки с мотором у меня нет.

Шхеры эти представляют собой многочисленные заливы, затоки, проливы и узкие протоки в сплошном тростнике, выходов на берег практически нет, зато, с моей точки зрения, они должны оказаться великолепным местом для рыбной ловли. Так что, как говорится, не было бы счастья, так несчастье помогло! Отбросив неуместные на тот момент мысли о проблематичности возвращения домой на небольшой надувнушке с множеством пожитков, я решил посвятить оставшееся для активного отдыха время изучению этих интереснейших мест.

На следующее утро, подкачав изрядно «травящую» лодку, вышел на разведку боем. Рыбу по причине нескорого возвращения домой решил не брать, а только ловить и фотографировать. Продуктов в путешествие с собой взяли с запасом, проблем с питанием не возникало, наоборот, стояла необходимость как можно больше всего съесть, чтобы максимально облегчить лодку перед обратной дорогой, поэтому ни о какой ухе или копченой на костре рыбке не могло быть и речи. Так что я решил заняться изучением самого водоема и фотоохотой.

Шхеры, как уже говорилось, представляют собой разнообразные заливы и заливчики, рукава и протоки. Эхолота с собой не брал, но по ощущениям ближе к «большой воде» и в некоторых небольших «карманах» глубина составляла около полутора метров, в основной же части залива и большинстве проток была побольше — метров до трех - четырех. Но тут следует учитывать август месяц и наличие в воде громадного количества водорослей, главным образом роголистника и рдеста. Поэтому пространства чистой воды для того, чтобы провести приманку, в разных местах имелось от 30 до 50 см: более глубоководные воблеры сразу же цепляли на «лопату» кусты травы и к привлечению хищника становились совершенно непригодными.

В шхерах присутствуют щука и окунь. Но полосатый разбойник для ловли интереса совершенно не представляет —он среднеладошечного и менее размера, довольно запуганный. Окуня довольно много, время от времени он устраивает «котлы», как правило, под самым урезом тростника, но «котлы» эти небольшие, нечастые и быстро прекращающиеся. Берет приманку «полосатый» по-разному. Иногда «зло», иногда довольно мягко, иногда начинает «бодать» и толкать воблер, как бы прогоняя появившегося в его охотничьих угодьях конкурента, из-за чего рыба багрится тройниками приманки за бока или жаберные крышки.

По всей территории шхер довольно много одиночного окуня, но размеры его также не впечатляют. Пробовал выходить на «большую воду», понадеявшись на то, что туда подойдет крупный «полосатик» со стороны водохранилища, но тамошний окунь оказался по размерам и поведению точно таким же. А отправляться в такую даль, чтобы половить, пусть и не микроскопического, но и далеко не крупного окуня —как-то нецелесообразно.Так что дальнейшие свои изыскания я решил посвятить щуке. Да и места эти все-таки больше щучьи.

Что касается зубастой, то ее в шхерах имеется в достаточном количестве —от «зубочисток» до вполне привлекательных экземпляров. Очень много стандартных «шнурков» весом в 300-400 г. И большая и маленькая хищницы весьма «злы» и берут агрессивно. Даже «шнурята» при вываживании выделывают разнообразные «свечи» и пируэты. Один раз такая «зубочистка» не более 200 г во время съема ее с крючков перед «утоплением» начала так резко и неожиданно трепыхаться у меня в руках, что умудрилась загнать мне в пальцы оба тройника.

Как и в самом Мартовском заливе, располагается щука по шхерам достаточно локально, т.е. нужно искать места ее стоянок. Так где-то можно зацепить один случайный «хвост», а есть точки, где проведя за три подхода в течение двух дней в общей сложности часа три, я подцепил восемь приличных щук, да еще заработал штук пять сходов. Так что щуку нужно искать.


 Как я путешествовал.  День третий

Рыбацких лодок было много, и часто я наблюдал, как очередной спиннингист, зайдя в залив, по-быстрому «обстреливал» его приманкой по основному периметру и уходил несолоно хлебавши.В качестве приманок по щуке подходят воблеры практически любых конфигураций и геометрий, с полным разнообразием расцветок, главное —подобрать приманку с подходящим горизонтом ловли.

Оптимальной проводкой, как выяснилось в ходе экспериментов, является классическая Stop and Go, разве только в несколько ускоренной ее интерпретации. В целом, более широкая и «толстенькая» геометрия типа шэдов и крэнков, пожалуй, лучше работает, чем минноу. Хотя, если «упереться» конкретно в минноу, и на них можно получить те же результаты, как говорится, «что чаще бросаешь в воду, на то и клюет». Просто я определил для себя «ловящую» геометрию и пользовался в дальнейшем только ей.

Удилище использовал новое, которое взял на обкатку — Вапах Thunder длиной 2,52 м с тестом 3 -14 г, приобретенное за пару дней до поездки. Что можно сказать о нем в качестве уместности в данных условиях? Бросает приманки отменно, чувствительность очень хорошая, когда приманка цепляет растущие на дне водоросли, то ощущаешь касание каждого листика. «Вяжет» рыбу тоже отлично. Что же касается длины, то, с одной стороны, были определенные неудобства, так как я привык к спиннингам длиной 2,4 м. Для лодочной ловли, пожалуй, желательно что-нибудь покороче, но, хотя в тубусе у меня и находился старый испытанный спиннинг, я его решил не доставать, а «покатать» новоприобретенный.

А вот при вываживании рыбы, которая зачастую брала очень близко от лодки, накоротке, после чего норовила быстренько занырнуть под ее днище, дополнительные сантиметры играли только положительную роль, позволяя за счет увеличенной длины рычага, в качестве которого выступал достаточножесткий бланк удилища, значительно легче управлять движениями подводимой к лодке щуки. Да и подвести рыбу к лодке для последующего взятия ее рукой гораздо удобнее более длинным удилищем. Кстати, при ловле в шхерах зачастую требуется весьма высокая точность заброса приманки или под самый урез растений, или в какую-нибудь маленькую выемочку в сплошной зеленой стене, а то и просто под торчащую из воды одиночную тростинку. Для выполнения таких забросов как раз и подойдет наилучшим образом относительно длинное удилище с жестким бланком.

Немного о выбранной мной тактике ловли. Почему я выбрал именно ловлю на воблеры, а не на более демократичный и разнообразный джиг? Кстати, я видел, как некоторые из заходивших в шхеры рыболовов пробовали ловить именно на джиг - приманки. На самом деле я тоже пробовал забрасывать силиконовые приманки, но результатами остался недоволен, Дело в том, что, как я уже говорил, в толще воды произрастали целые леса роголистника и рдеста пространство чистой воды зачастую было чрезмерно мало, вследствие чего джиг - приманки практически сразу же цепляли на себя веточки, а то и целые пуки водорослей и свою игру сразу же теряли.

В то время как воблерами, особенно геометрии шэд и крэнк, можно было осуществлять вполне продуктивную ловлю, даже с учетом неизбежных зацепов за траву, Во время такого очередного зацепа следовало выполнить резкий рывок приманкой, после чего она, как правило, освобождалась из подводных тенет. Изредка, конечно, пук водорослей оказывался чересчур большим и прилипчивым, и тогда приходилось буксировать запутавшийся воблер к лодке и освобождать его от зеленых, пахнущих болотом пут, но общей уловистой картины в целом это не меняло.

По этой же причине для ловли в самих шхерах наиболее подходящими были именно воблеры геометрий шэд и крэнк. Воблеры минноу, обладающие более тонкой игрой и чуткой настройкой, при цепляний за их лопасть или тройники даже маленьких веточек растений, привлекательную игру тут же теряли. Вот на выходе к «большой воде», где глубины побольше, а водоросли росли ближе ко дну, можно было с успехом использовать и минноу в том числе.

Возвращаясь к джигу, скажу, что если бы попробовал ловить микроджиговой оснасткой, то, безусловно, не случалось бы такого количества зацепов за траву, и «настрелять» достаточно большое количество полосатиков - окуней оказалось бы делом техники. Однако окунь в шхерах интересными размерами, увы, не отличался, а целенаправленно охотиться за заведомой мелочевкой, забравшись в такую даль, мне не хотелось.


 Как я путешествовал.  День четвертый

На следующее утро решил конкретизироваться на ловле более крупных экземпляров щуки, для чего использовал приманки более крупных размеров. Именно для ловли в более глубоких местах определил для себя дайвовский Scouter с заглублением до метра в расцветке AY, а для более мелких мест в заводях и «карманах» —любимый раттлин Cotton Cordei желтовато-зеленого окраса. Решил - таки привезти домой несколько изловленных рыб —уж очень захотелось соорудить щучьих котлет. Но, хотя я поставил относительно крупные воблеры, мелкая щучка иногда все-таки попадалась. Иногда в улове проскакивал и вчерашний знакомец —окунь.

Разумеется, и щурята и окуни тут же отправлялись обратно в воду, иногда после необременительной для них фотосессии. Один раз с фотосессией произошел довольно забавный эпизод. Практически у места стоянки в самом берегу ловлю на воблер небольшого окуня, фотографирую его и собираюсь отпустить. Краем глаза замечаю легкие брызги мелкой рыбешки под урезом тростника, до которого не более четырех метров. Отпускаю окунька, делаю ультракороткий боковой заброс и, проведя приманку не более полутора метров, ощущаю резкий удар и нависшую на другом конце шнура тяжесть, стремящуюся уйти подлодку. Вытягиваю удилищем «тяжесть» на поверхность воды, она начинает бурно сопротивляться, причем, настолько бурно, что даже будучи затащенной в лодку, она мне чуть там все не разгромила.

На воду в тот день я выходил несколько раз, утром, в полдень и вечером —для проверки, в какое время клев в шхерах будет лучшим. В принципе, по количеству подцепленных «хвостов» разницы никакой нет, хотя более привычное в августе время совсем ранней и поздней вечерней зорек оказалось бесклевным. Ловля начиналась где-то в восемь утра, а в шесть вечера уже можно было отправляться на берег. Отсутствие клева на утренней зорьке видимо связано с тем, что вода в заливе еще не прогрелась, соответственно не вышел на утренний променад и разнообразный малек, являющийся пищей для хищника. Чем вызвано ухудшение клева на вечерней зорьке —я так и не определил.

Сеансы ловли продолжались не более трех часов, во-первых, лодка начинала сильно спускать, а, во-вторых, более этого времени выдержать на пекущем солнце оказалось совершенно невозможно. Щука клевала, как правило, в небольших заводях, «карманах», вдоль залива под сплошной стеной тростника. Причем, клевала жадно, вела себя агрессивно, даже маленькие щурята доставляли массу положительных эмоций при вываживании.

В одном месте произошел любопытный случай, едва не лишивший меня любимого раттлина. Стою я на лодке в небольшом «кармане», облавливаю его по периметру, уже взял несколько хвостов. Решаю сделать заброс под самый край заливчика, туда, где образуется угол тростниковых насаждений между краем «кармана» и стеной растений, тянущейся уже по дальнейшему периметру основного залива. При проводке воблера на самом углу ощущаю резкий удар, злой и сильный, но без последовавшей затем хватки. Так, думаю, щука стоит в засаде и отгоняет конкурентов, нужно повторить заброс в ту же точку. Повторяю, делаю не более пяти оборотов катушки, и тут же ощущаю на другом конце снасти хватку, рывок и резкий увод в сторону. Подтягиваю засеченную хищницу к лодке, поднимаю ее за флюоркарбоновый поводок чтобы сфотографировать, тянусь рукой за фотоаппаратом, и тут вдруг вижу, как щука неожиданно падает в воду возле борта лодки. Я ошалело смотрю на зажатый в руке поводок, и вижу, что разошлась застежка - американка. Опускаю глаза к рыбе, и наблюдаю, как она так же ошалело смирно стоит возле самого борта, а поперек ее пасти в распорку находится мой раттлин. Быстренько хватаю щуку рукой поперек туловища и перемещаю в лодку. С достаточно большим трудом при помощи корнцанга извлекаю воблер. Небольшая была хищница, думал отпустить, но пришлось забрать —не прошло и получаса, как она тихо скончалась на кукане. 

Ловил в основном я именно в самих шхерах, пробовал выходить на «большую воду», но там, вдоль стены тростника и далее в «саргассовом море» из рдеста ловились щучки совершенно неинтересных размеров —не более 400 г. Глубина на «большой воде» была побольше, чем в самих шхерах, можно было смело ставить более заглубляющиеся воблеры, неплохо себя проявил рапаловский «Танцор», но более глубоководные приманки, скажем «Скутер»- двухметровик, сразу уходили носом в сплошной полог водорослей, растущих на дне, и рыбу, естественно, не привлекали. Так что максимальный порог глубины при ловле там - где - то 1,5-1,8 м, не более. Кстати, забыл упомянуть, что все эти дни стоял совершенный штиль, на поверхности воды не наблюдалось ни малейшей ряби, Уверен, хоть какой-нибудь ветер с небольшим волнением могли бы изменить как статистику уловов, так и используемый арсенал приманок.


 Как я путешествовал. День пятый

В последний день нашего путешествия и  пребывания в шхерах решил половить еще немного щуки «на посошок». Приманки и проводку использовал те же, что и в предыдущие дни, только в конфискуемой из родной среды рыбе стал более избирательным.

Хотя погода, начиная с самого утра, стала довольно резко меняться. Солнце еще светило и достаточно сильно припекало, начал подниматься довольно приличный ветерок. Если в предыдущие дни якорем я вообще не пользовался, то тут меня начало достаточно сильно и быстро сносить, даже когда я находился в затишье самих шхер. Когда же я вышел к «большой воде» посмотреть, что же происходит там, то был неприятно удивлен волнами, идущими как раз мне навстречу. Они приобретали не особо приятные размеры и имели явную тенденцию к увеличению.

Так что когда на изрядно «травящей» лодке я продолжал облов шхер, мои мысли стала занимать уже не столько ловля хищницы, сколько возможность нашего благополучного возвращения домой.Тем не менее, к сидящим на кукане со вчерашнего дня нескольким оставленным для доставки в Харьков хищницам еще одну товарного вида щуку я сумел присоединить, хотя на воде находился не более полутора часов.

Так или иначе, разведка боем в мартовских шхерах произошла, а время, отведенное на активный отдых, подошло к концу —пора было подумать об обратном пути. Несмотря на усиливающийся ветер, мы принялись за сборы, искренне надеясь, что ко времени отплытия ветер поутихнет.

Напрасные надежды! Когда мы, загрузив лодку «по самое не могу» вещами и неиспользованными продуктами, отправились в обратный путь и вышли из шхер навстречу «большой воде», то встретились там с волнами, иногда достигающими полуметра с веселенькими «барашками» на гребнях. Не знаю, как многострадальная лодка выдержала это путешествие, но когда мы проходили вдоль берегов, то подскакивали на волнах, как на родео, ежесекундно борясь со встречным ветром, а отдыхавшие в тех местах люди выходили на берег и наблюдали за нашим плаванием. Высадиться на берег, чтобы подкачать лодку мы не могли, как и не могли остановиться хоть на минуту передохнуть, так как тут же были бы снесены назад и забиты ветром в тростниковые заросли.

Плавание имело расстояние порядка двенадцати километров и длилось три с половиной часа. В конечном итоге с задеревенелыми спинами и ноющими конечностями мы оказались в таком родном и знакомом Мартовском заливе. Все, путешествие окончилось, далее в Харьков нас уже должен был отвезти товарищ на машине. 

Кстати, щуки, идущие у нас в фарватере на кукане, превосходно выдержали переход, а вот две из трех, привязанных веревкой шестилитровые пластиковые баклажки, в которых мы хранили питьевую воду, сорвало волнами. Видимо Печенежский водяной решил таким образом взятье нас плату за проезд. 

Из неприятных моментов, подмеченных мной после посещения шхер —сети. Их там ставят, ставили и, наверное, будут ставить всегда. Нет, днем их, как правило, нет, но по вечерам стоят на «каждом углу». Особенно много их в выходные дни. Правда, в воскресный полдень в залив заходил рыбнадзор на своем катере с прикрепленной на носу навечно показательной старой высохшей сеткой, но, естественно, ничего не обнаружил. О том, как сами браконьеры заботятся о свое имуществе, я уже упоминал. Может быть по причине довольно сильного браконьерского прессинга, и окунь там такой осторожный и довольно мелкий?

Также на выходные в залив начинают вламываться один за другим обладатели больших катеров и мощных моторов. О том, что в достаточно узком и относительно мелководном заливе не стоит выжимать из двигателей всех «лошадей», хотя бы по причине собственной безопасности, они, естественно, не задумываются.

А в целом мне шхеры понравились, Места достаточно живописные, интересные с точки зрения рыбной ловли и еще не особо, простите, изгаженные. Щучка порадовала —активная и, несмотря на жару, весьма агрессивная. Интересно, какова она осенью? Главные выводы, привезенные из поездки в шхеры: во-первых, не следует, если собираешься попасть куда-то определенно, а не пальцем в небо, отправляться в дорогу ночью, особенно, если с этой самой дорогой слабо знаком. Во-вторых, все-таки желательно как-то обзавестись навигатором —штука хоть и недешевая, но подчас необходимая. А в-третьих, иногда следствием совершенно необычных и даже не вполне приятных ситуаций могут стать достаточно интересные открытия.

Виноград

  • В садах и на при­усадебных участках можно подобрать для посадки винограда место потеп­лее, например, с солнечной сторо­ны дома, садового павильона, ве­ранды. Рекомен­дуется высаживать виноград вдоль границы участка. Сформирован­ные в одну линию виноградные лозы не займут много места и в то же время бу­дут хорошо освещаться со всех сторон. Возле построек виноград надо размещать так, чтобы на не­го не попадала вода, стекающая с крыш. На ровных местах надо де­лать гряды с хорошим стоком за счет водоотводных борозд. Некоторые садоводы по опыту своих коллег из западных районов страны копают глубокие посадоч­ные ямы и заполняют их органи­ческими удобрениями и удобрен­ной землей. Ямы, выкопанные в во­донепроницаемой глине, — это сво­его рода замкнутый сосуд, кото­рый в период муссонных дождей заполняется водой. В плодородной земле корневая система винограда первое время хорошо развивает­ся, но как только начинается пере­увлажнение, она задыхается. Глу­бокие ямы могут играть положи­тельную роль на почвах, где обес­печен хороший естественный дре­наж, водопроницаемая подпочва или возможен мелиоративный ис­кусственный дренаж. Посадка винограда
  • Быстро восстановить отживший куст винограда можно методом от­водков («катавлак»). С этой це­лью здоровые лозы соседнего ку­ста укладывают в канавки, про­копанные до места, где раньше произрастал погибший куст, и при­сыпают землей. На поверхность выводят верхушку, из которой по­том вырастает новый куст. Одре­весневшие лозы на отводки укла­дывают весной, а зеленые — в июле. От маточного куста их не отделяют в течение двух-трех лет. Замерзший или очень старый куст можно восстановить посред­ством короткой обрезки до здоро­вых надземных частей или обрез­ки на «черную головку» подзем­ного штамба. В последнем случае подземный штамб освобождают от земли и целиком спиливают. Неда­леко от поверхности из спящих почек вырастают новые побеги, за счет которых формируют новый куст. Запущенные и сильно повреж­денные морозом кусты винограда восстанав­ливают за счет более сильных жи­ровых побегов, образующихся в нижней части старой древесины, и удаления ослабленных рукавов. Но прежде чем удалить рукав, формируют ему замену. Уход за виноградом
  • Садоводу, приступающему к выращиванию винограда, надо хо­рошо изучить строение виноградной лозы и биоло­гию этого интереснейшего расте­ния. Виноград относится к лиановым (лазящим) растениям, для него нужна опора. Но он может сте­литься по земле и укореняться, как это наблюдается у амурского винограда в дикорастущем состоя­нии. Корни и надземная часть стебля растут быстро, сильно вет­вятся и достигают больших раз­меров. В естественных условиях без вмешательства человека выраста­ет разветвленный куст винограда со множе­ством лоз различных порядков, который поздно вступает в пло­доношение и нерегулярно дает урожай. В культуре виноград формируют, придают кустам удоб­ную для ухода форму, обеспечи­вающую высокий урожай качест­венных гроздей. Виноградная лоза

Лимонник

  • В литературе, посвященной вьющимся растениям-лианам, излишне ус­ложняются способы подготовки посадочных ям и сама посадка. Предлагается копать траншеи и ямы глубиной до 80 см, заклады­вать дренаж из битого кирпича, черепков, устанавливать трубу к дренажу для питания, засыпать особой землей и т. д. При посадке нескольких кустов в коллективных садах еще возмож­на подобная подготовка; но реко­мендуемая глубина ямы не подхо­дит для Дальнего Востока, где мощность корнеобитаемого слоя в лучшем случае достигает 30 см и он подстилается чаще всего во­донепроницаемой подпочвой. Ка­кой бы ни закладывался дренаж, но глубокая яма неизбежно ока­жется закрытым сосудом, где бу­дет скапливаться вода в период муссонных дождей, а это повлечет за собой выпревание и загнивание корней от недостатка воздуха. Да и корни лиан актинидий и лимонника, как это уже отмеча­лось, распространяются в тайге в поверхностном слое почвы. Посадка лимонника
  • Лимонник китайский, или схизандра, имеет несколько названий — лимонное дерево, красный вино­град, гомиша (японское), кочинта, кодзянта (нанайское), кольчита (ульчское), усимтя (удэгейское), учампу (орочское). По строению, системному родству, центру происхождения и распространению лимонник китайский не име­ет ничего общего с настоящим цит­русовым растением лимоном, но все его органы (корни, побеги, ли­стья, цветки, ягоды) источают аромат лимона, отсюда и название лимонника. Цепляющаяся или об­вивающая опору лиана лимонника наряду с амурским виноградом, тремя видами актинидий является оригинальным растением дальнево­сточной тайги. Его плоды, как и настоящего ли­мона, излишне кислые для потреб­ления в свежем виде, но они об­ладают лечебными свойствами, приятным ароматом, и это при­влекло к нему большое внимание. Вкус ягод лимонника китайского несколько улучшается после заморозков. Ме­стные охотники, потребляющие та­кие плоды, утверждают, что они снимают усталость, сообщают ор­ганизму бодрость и улучшают зре­ние. В сводной китайской фарма­копее, составленной еще в 1596 го­ду, говорится: "плод китайского ли­монника имеет пять вкусов, отне­сен к первой категории лекарст­венных веществ. Мякоть у лимон­ника кислая и сладкая, семена горько-вяжущие, а в целом вкус плода солоноватый. Таким обра­зом, в нем все пять вкусов нали­цо". Вырастить лимонник